Суд решил взыскать долги по зарплате в полном объёме

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судья Хабарова М.Е. Дело 33-4109/2020

24RS0029-01-2019-000637-76

А-045г

15 июня 2020 года судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Платова А.С.

судей Беляковой Н.В., Киселевой А.А.

при ведении протокола помощником судьи Корепиной А.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Беляковой Н.В.

гражданское дело по иску З*** к ЗАО «АВТОМАТИКА» о взыскании заработной платы и денежной компенсации за задержку выплаты, взыскании морального вреда

по апелляционной жалобе генерального директора ЗАО «АВТОМАТИКА» - Котляровой И.С.

на решение Козульского районного суда Красноярского края от 24 декабря 2019 года, которым постановлено:

«Исковые требования З*** к ЗАО «АВТОМАТИКА» о взыскании заработной платы и денежной компенсации за задержку выплаты, взыскании морального вреда, удовлетворить.

Взыскать с ЗАО «АВТОМАТИКА» в пользу З*** задолженность по заработной плате в размере 272130,08 рублей, денежную компенсацию за задержку выплат, за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты в сумме 83118,99 рублей, компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей, а всего взыскать 365249 (триста шестьдесят пять тысяч двести сорок девять) рублей 07 копеек.»

Заслушав докладчика, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

З*** обратился в суд с требованиями к ЗАО «АВТОМАТИКА» о взыскании задолженности по заработной плате в размере 272130,08 руб., денежной компенсации за задержку выплаты в размере 83118,99 рублей, компенсации морального вреда в размере 10000 рублей.

Требования мотивировал тем, что он с 01.09.2017 г. по 01.10.2018 г. состоял с ответчиком в трудовых отношениях, работая в должности главного инженера. В соответствии с условиями трудового договора ему был установлен должностной оклад в размере 147127,00 руб., районный коэффициент в размере 25 %. С 02.10.2017 года по 29.12.2017 года он находился в отпуске без сохранения заработной платы и заработная плата ему не начислялась. На основании его заявления с 09.01.2018 года по дату увольнения ему была установлена 8-ми часовая рабочая неделя с оплатой труда пропорционально отработанному времени, исходя из оклада 147127 рублей, с выплатой районного коэффициента в размере 25 %. 01.10.2018 года трудовой договор между ним и ответчиком был расторгнут на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по инициативе работника. Вместе с тем, при увольнении окончательный расчет с ним произведен не был, задолженность по заработной плате не выплачена.

Также указывает, что незаконными действиями работодателя ему причинен моральный вред.

Судом первой инстанции постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе генеральный директор ЗАО «АВТОМАТИКА» - Котлярова И.С. просит отменить решение суда, ссылаясь на неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушение норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, выслушав представителя ответчика ЗАО «АВТОМАТИКА» – Малетина С.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, заслушав истца З*** и его представителя Старкова Д.А., выразивших согласие с решением суда, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии со ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы.

Согласно ст. 22 ТК РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

В силу ч. 1 и ч. 5 ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда. Условия оплаты труда, определенные трудовым договором, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

Из ст. 146 ТК РФ следует, что труд работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями, оплачивается в повышенном размере.

В соответствии со ст. 84.1 ТК РФ в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со ст. 140 ТК РФ.

На основании ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

В силу ст. 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Согласно ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Как следует из материалов дела и установлено судом, истец З*** с 01.09.2017 года состоял с ответчиком в трудовых отношениях, работая в должности главного инженера.

Условиями заключенного с истцом трудового договора № 10 от 01.09.2017 года ему был установлен должностной оклад в сумме 147127 рублей, предусмотрен районный коэффициент – 25 %, установлено, что аванс в счет заработной платы выплачивается не позднее 25 числа текущего месяца, основная заработная плата выплачивается не позднее 10 числа месяца, следующего за расчетным.

На основании приказов № 7/1о от 29.09.2017 года и № 10о от 30.10.2017 года истцу были предоставлены отпуска без сохранения заработной платы на 30 календарных дней с 02.10.2017 года по 31.10.2017 года и на 59 календарных дней с 01.11.2017 года по 29.12.2017 года.

На основании заявления истца от 09.01.2018 года приказом № 1к-8 от 09.01.2018 года ему с 09.01.2018 года установлена 8-часовая рабочая неделя с режимом работы: пятидневная рабочая неделя с понедельника по пятницу включительно, с двумя выходными (суббота, воскресенье); продолжительность ежедневной работы – понедельник, вторник, среда – 2 часа, четверг, пятница – 1 час.

Дополнительным соглашением от 09.01.2018 года к трудовому договору № 10/17 от 01.09.2017 года З***. с 09.01.2018 года установлена пятидневная рабочая неделя с понедельника по пятницу включительно, с двумя выходными (суббота, воскресенье); продолжительность ежедневной работы – понедельник, вторник, среда – 2 часа, четверг, пятница – 1 час; установлено, что оплата труда производится пропорционально отработанному времени, исходя из оклада 147127 рублей, с выплатой районного коэффициента в размере 25 %, следовательно, с учетом установления истцу 8-часовой рабочей недели, исходя из условий дополнительного соглашения от 09.01.2018 года, оплата труда с 09.01.2018 года должна была производиться истцу в размере 36781,75 руб., из которых оклад – 29425,40 руб. (147127 руб. х 8 часов = 29425,40 руб.), 7356,35 руб. - районный коэффициент в размере 25 % (29425,40 руб. х 25% = 7356,35 руб.).

01.11.2019 года комиссией по трудовым спорам на основании заявления генерального директора ЗАО «АВТОМАТИКА» - Котляровой И.С. принято решение, оформленное протоколом заседания № 4, которым признано незаконным и необоснованным начисление заработной платы работнику З*** за сентябрь 2017 года, а также за январь-сентябрь 2018 года, утверждены расчеты по начислению заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплаты заработной платы, представленные Котляровой И.С. При этом, З*** о времени и месте рассмотрения комиссией индивидуального трудового спора не извещался.

Приказом № 15/1к от 01.10.2018 года действие трудового договора № 10/17 от 01.09.2017 года было прекращено, истец уволен 01.10.2018 года по п. 3 ст. 77 ТК РФ - расторжение трудового договора по инициативе работника.

Полагая, что с ним не был произведен окончательный расчет при увольнении, истец обратился в суд с иском в защиту нарушенного права.

Разрешая требования истца о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации за неиспользованный отпуск, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, установив обстоятельства, имеющие значение для дела, дав надлежащую правовую оценку представленным доказательствам, доводам и возражениям сторон, правильно применив нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, пришел к правомерному выводу об удовлетворении данных требований.

Выводы суда об этом подробно мотивированы в решении суда, соответствуют фактическим обстоятельствам и материалам дела, в связи с чем судебная коллегия находит их убедительными.

Судебная коллегия считает, что удовлетворяя требования истца о взыскании задолженности по заработной плате, в том числе компенсации за неиспользованный отпуск, суд обоснованно исходил из дополнительного соглашения от 09.01.2018 года к трудовому договору № 10/17 от 01.09.2017 года, справки о задолженности по заработной плате, выданной главным бухгалтером ЗАО «АВТОМАТИКА», из которой следует, что по состоянию на 06.03.2019 года у ЗАО «АВТОМАТИКА» перед З*** В.П. имеется задолженность по заработной плате, в том числе компенсации за неиспользованный отпуск, в общем размере 272130,08 руб. (без учета 13% НДФЛ), а также из расчетных листков, выданных ответчиком, согласно которым З*** В.П. в сентябре 2017 года начислено - 183908,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 23908,00 руб., долг за предприятием на конец месяца – 160000,75 руб., в октябре 2017 года долг за предприятием – 160000,75 руб., в ноябре 2017 года на основании платежного поручения № 000190 от 08.11.2017 года выплачено – 80000,00 руб., долг за предприятием – 80000,75 руб., в декабре 2017 года на основании платежного поручения № 000320 от 29.12.2017 года выплачено – 25000,00 руб., долг за предприятием – 55000,75 руб., в январе 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4782,00 руб., долг за предприятием – 87000,50 руб., в феврале 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4781,00 руб., долг за предприятием – 119001,25 руб., в марте 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4782,00 руб., долг за предприятием – 151001,00 руб., в апреле 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4782,00 руб., долг за предприятием – 183000,75 руб., в мае 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4781,00 руб., долг за предприятием – 215001,50 руб., в июне 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4782,00 руб., долг за предприятием – 247001,25 руб., в июле 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4781,00 руб., долг за предприятием – 279002,00 руб., в августе 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4782,00 руб., долг за предприятием – 311001,75 руб., в сентябре 2018 года начислено – 36781,75 руб., удержано 13 % НДФЛ – 4782,00 руб., долг за предприятием – 343001,50 руб., в октябре 2018 года начислено – 33480,58 руб., из которых 31881,37 руб. – компенсация за неиспользованные дни отпуска, удержано 13 % НДФЛ – 4352,00 руб., долг за предприятием – 372130,08 руб., в ноябре 2018 года долг за предприятием – 372130,08 руб., в декабре 2018 года на основании платежного поручения № 000424 от 28.12.2018 года выплачено – 100000,00 руб., долг за предприятием – 272130,08 руб.

В опровержение данного расчета ответчиком представлено решение комиссии по трудовым спорам, оформленное протоколом заседания № 4 от 01 ноября 2019 года, которым признано незаконным и необоснованным начисление заработной платы З***. за сентябрь 2017 года, за январь-сентябрь 2018 года, утверждены расчеты по начислению заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплаты заработной платы, представленные Котляровой И.С.

Положениями статьи 382 ТК РФ предусмотрено, что индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами.

В соответствии со статьей 385 ТК РФ индивидуальный трудовой спор рассматривается комиссией по трудовым спорам, если работник самостоятельно или с участием своего представителя не урегулировал разногласия при непосредственных переговорах с работодателем. Работник может обратиться в комиссию по трудовым спорам в трехмесячный срок со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права (статья 386 ТК РФ).

В силу статьи 387 ТК РФ спор рассматривается в присутствии работника, подавшего заявление, или уполномоченного им представителя. Рассмотрение спора в отсутствие работника или его представителя допускается лишь по письменному заявлению работника.

Учитывая вышеуказанные правовые нормы, судебная коллегия считает, что судом первой инстанции решение комиссии по трудовым спорам правомерно не принято в качестве допустимого доказательства отсутствия задолженности перед З*** В.П., поскольку, как следует из дела, истец в комиссию по трудовым спорам не обращался, заседание комиссии проведено без уведомления истца, то есть имеются нарушения по порядку рассмотрения индивидуального трудового спора, а кроме того, выводы комиссии противоречат имеющимся в деле доказательствам.

При таких обстоятельствах, учитывая, что факт задолженности по заработной плате подтвержден дополнительным соглашением к трудовому договору, справкой работодателя, расчетными листками, ответчиком не опровергнут, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно взыскал с ответчика в пользу З*** задолженность по заработной плате, в том числе компенсацию за неиспользованный отпуск, в общем размере 272130,08 руб. Расчет не вызывает сомнений у судебной коллегии, поскольку произведен из режима работы истца с 09.01.2018 года, размера оплаты труда, предусмотренного условиями дополнительного соглашения.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии у ответчика перед истцом задолженности по заработной плате, так как начисление заработной платы истцу с 09.01.2018 года должно было производиться с учетом должностного оклада в размере 29454 рубля, установленного на основании приказа № 1к-8 от 09.01.2018 года, подписанного истцом, которым не предусмотрена выплата районного коэффициента в размере 25 %, и как пояснил в суде апелляционной инстанции представитель ответчика, районный коэффициент включен в установленный данным приказом истцу оклад, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание в силу следующего.

Несмотря на то, что истцом приказ № 1к-8 от 09.01.2018 года подписан, его нельзя принять в качестве достоверного доказательства того, что заработную плату истцу необходимо исчислять из оклада 29454 рубля, поскольку положения приказа не согласуются с положениями дополнительного соглашения от 09.01.2018 года к трудовому договору № 10/17 от 01.09.2017 года, которым предусмотрено, что оплата труда производится истцу пропорционально отработанному времени, исходя из оклада 147127 рублей, с выплатой районного коэффициента в размере 25 %. Данное соглашение сторонами подписано. Данные составляющие были предусмотрены и трудовым договором № 10/17 от 01.09.2017 года.

Более того, применение районного коэффициента для расчета заработной платы предусмотрено действующим трудовым законодательством (ст. 316 ТК РФ).

Кроме того, согласно ст. 129 ТК РФ оклад (должностной оклад) это фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат. Таким образом, действующим трудовым законодательством не предусмотрено установление работнику оклада с включением в него районного коэффициента.

Также судебная коллегия не может принять во внимание заявленные в суде апелляционной инстанции доводы представителя ответчика о недостоверности расчетных листков и справки о размере задолженности, представленных истцу главным бухгалтером ФИО9, поскольку данные доводы голословны, какими-либо объективными и бесспорными доказательствами не подтверждены. Данные документы соответствуют условиям дополнительного соглашения об оплате труда истца с 09.01.2018 года. Оснований для признания задолженности по заработной плате в заявленном истцом и удовлетворенном судом размере, недостоверной, у судебной коллегии не имеется.

Разрешая требования истца о взыскании компенсации за нарушение работодателем установленного срока выплат сумм, причитающихся работнику, суд первой инстанции, с учетом того, что в ходе рассмотрения дела нашел свое подтверждение факт несвоевременной выплаты истцу заработной платы и окончательного расчета при увольнении, принимая во внимание установленные в ЗАО «АВТОМАТИКА» сроки выплаты заработной платы за отработанный месяц - 10 число месяца, следующего за отчетным и дату увольнения истца – 01.10.2018 года, пришел к правильному выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации за задержку выплат, предусмотренную ст. 236 ТК РФ, в сумме 83118,99 руб.

При этом, судебная коллегия считает, что судом обоснованно принят во внимание произведенный истцом расчет подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца предусмотренной ст. 236 ТК РФ компенсации за задержку выплат сумм, причитающихся работнику, так как он был проверен судом и является верным.

Также судебная коллегия считает, что являются правильными выводы суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда со ссылкой на положения ст. 237 ТК РФ, поскольку в ходе рассмотрения дела факт нарушения ответчиком трудовых прав истца по своевременной выплате заработной платы и окончательного расчета при увольнении нашел свое объективное подтверждение. Размер компенсации в 10000 руб. с учетом характера нарушения работодателем трудовых прав работника, длительности невыплаты заработной платы соответствует требованиям разумности и справедливости.

При указанных выше обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым согласиться с решением суда первой инстанции.

Ссылку в апелляционной жалобе на нарушение судом норм процессуального права, так как суд постановил решение по копиям документов, представленных истцом, подлинные документы судом не истребовались, судебная коллегия не может принять во внимание в силу следующего.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Из материалов дела следует, что ответчик о подложности представленных истцом документов не заявлял, документов, которые бы отличались по своему содержанию от копий, представленных истцом, не представил.

Кроме того, копии документов, представленные истцом, заверены подписью судьи и основания сомневаться в их достоверности отсутствуют.

При указанных обстоятельствах процессуальных нарушений, влекущих за собой вынесение незаконного решения, судом первой инстанции не допущено.

Доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Козульского районного суда Красноярского края от 24 декабря 2019 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу генерального директора ЗАО «АВТОМАТИКА» - Котляровой И.С. – без удовлетворения.

Председательствующий: Платов А.С.

Судьи: Белякова Н.В.

Киселева А.А.

Ссылки

Ссылки